Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Ильхом – как память прошлых жизней

Запись опубликована Восточный экспресс. Please leave any comments there.

Самая лучшая пресс-конференция  это  с актерами театра. Никакого пафоса , официальщины,  и сдерживания эмоций, если повод того стоит. Мы для них сначала  их зрители, а потом журналисты. Для дня рождения нашего  Марка Яковлевича  Ильхом подготовил и реализовал проект,  необычный, как всё, что происходит в его стенах – соединил день рождения первого художественного руководителя театра и юбилей «Счастливых  нищих» — спектакля, который идет на сцене Ильхома  уже 20 лет. Для этого события собрались все те, кто когда-то играл его в разных составах – из России, Израиля, Германии. Приехали Алена Лустина из Калининграда, Рустам Эсанов из Германии, Андрей Афанасьев  и Александр Борисов из Москвы, Оксана Сокол и Марк Сорский из Израиля. Для того, чтобы сыграть с ташкенскими актерами, которые играли и  играют в этом спектакле —  Михаилом Каминским – который спустя десять лет вновь выйдет на сцену в роли Тартальи,  Мухаммадом Исо Абдулхаировым, Лолой Эльтаевой, Бернаром Назармухамедовым, Борисом Гафуровым, Мариной Турпищевой  и  молодыми актерами театра. Это  подарок Марку Вайлю, на его 61-летие и Ташкенту. Билетов на поезд «Самарканд-Венеция», который отправляется 25 января,  не было уже задолго до премьеры. И даже для журналистов ни одного   не осталось. Мы «смотрели в окна проезжающих вагонов» — были на репетициях, и завидовали счастливчикам.

Осуществить эту идею Ильхому помогли друзья театра – Компания Нескафе Голд, НАК Узбекистан Хаво Йуллари и посольство Израиля в Ташкенте.

Этот проект был задуман Борисом Гафуровым  еще в начале сезона —  велись переговоры и поиски средств. Самым волнующим моментом была встреча людей, не видевших друг друга многие годы, выпускников одного курса. Как сказала Лола Эльтаева: «Трудно сдержать эмоции,  это слезы радости,  я не думала, что мы когда-нибудь соберемся».  Глаза блестели у всех. Ильхом находился в  состоянии фейрверка, бессонницы и кипения 200 градусов по Фаренгейту. Неделю  шла сшивка спектакля, репетиции шли  с одиннадцати часов и до девяти вечера.

 

 

Для этого проекта  подготовлена выставка «Известный  неизвестный Ильхом»  — фотографии с репетиций из архива, оригиналы. Будет идти документальный двадцатипятиминутный фильм, в котором  зрители увидят молодого Марка Вайля, Михаила Каминского – записи  репетиций спектакля, в процессе, в самом первом его составе. А  на премьере исполнители ролей играют одновременно. Одна роль в трех  или четырех лицах.

За 20 лет многое изменилось и в стране и в Ильхоме. Многие разъехались,  и продолжают разъезжаться в разные стороны, не потому что «что-то там», а  из-за страсти к перемене мест,  все-таки актер – профессия бродячая. Из Ташкента стоит уехать, даже ради того, чтобы вернуться, через пять,  десять, шестнадцать лет. Выйти из аэропорта, вдохнуть родной воздух и обнять город, как старенького родителя, подивиться его новой одежде. И можно в следующей, новой  жизни быть кем угодно, и  совсем не обязательно актером,  но все равно остаться ильхомовцем.

 

Марк Сорский  переводит на русский язык израильских  драматургов, известных в мире, но  неизвестных русскоязычному зрителю. Михаил Афанасьев играет в детских спектаклях и интенсивно  снимается в кино. Александр Борисов — фотограф. Бернар Назармухаммедов — актер кино. Рустам Эсанов  живет между Узбекистаном и Германией, правда, очень часто не хочет возвращаться в европейские реалии. Алена Лустина  вышла замуж, и сменила одну большую  любовь, Ильхом,   на другую,  — семья. У них все хорошо.

И у нас все хорошо. Мы здесь, в Ташкенте, встречаем гостей и приходим в Ильхом,  когда  захотим.  На  плодородной  почве  этого театра  всегда вырастают диковинные цветы —    молодые артисты, которые не менее талантливы, искристы, безбашены и надцензурны, чем прежние, в лучших традициях театра Марка Вайля. Мастер может гордиться своими талантами, Ташкент может гордиться  своим городским театром.

 

Ильхом всегда был последним аргументом в споре интеллигентных людей – Ташкент vs Дальние берега. Да,  Ташкент чаще всего проигрывал им, этим Дальним Берегам, но  потом выбрасывался последний аргумент, как козырная карта на стол, как  шесть-шесть  на доску, — А Ильхом?

И все, крыть нечем. Запрещенный прием…

Меня всегда  восхищало, как из своего крохотного пятачка сцены, где зритель на первом ряду  поджимает ноги и почти  сидит в декорациях, и практически сам является  декорацией и реквизитом,  Ильхом может создавать  огромные трехмерные миры, где есть все – и реки и океаны, и сады и мегаполисы, и умещается  расстояние от Венеции до Самарканда.  И заставлять нас в это поверить. Мы сидели на репетиции,  и даже фотографировать не хотелось, хотелось смотреть. Каждый раз казалось, что вместе с изображением записывается и музыка, звук, и искрометные шутки и импровизация,  и щелкалось  затвором подсознательно — эдакая попытка остановить мгновение. Три часа пролетели незаметно, актеры вымотались, набегали в километрах  путь  до Самарканда  по сцене, но выглядели счастливыми.   Мы смотрели на Исо Абдулхаирова, в роли Мудзафера, и наблюдали смену эмоций и накал в одном и том же эпизоде – от ярости до трагедии. Это было непередаваемо. Теперь я знаю, как надо читать тексты на идиш, которые справа налево. Надо просто перевернуть страницу верх ногами. Мы досидели до финала, послушали песню «Нью-Самарканд», хлопали, как сумасшедшие и подпевали…Мелодия зацепилась в голове до самого утра, миксом с «Саеда пове-е-есим…». Все как обычно, после Ильхома.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Планы у театра как всегда, грандиозны. Один из самых сложных, но долгожданных проектов  -  это спектакль по повести Александра Неверова, театральная версия фильма Шухрата Абассова  «Ташкент  — город хлебный». Половина финансирования проекта найдена, ищется вторая половина. Все делается для того, чтобы  в очередной раз удивить нас и порадовать. Внутри этой постановки  Ильхом инициирует еще один проект  «Лаборатория режиссерского мастерства» , и приглашает принять участие   режиссеров Центральной  Азии. Специально для этого проекта приезжает  из США Джон Фридман, театральный  критик, с полным портфелем новых свежих пьес  современных американских драматургов.

Борис Гафуров сказал на пресс-конференции, что Ильхом вынужден придумывать проекты и  генерировать  идеи, чтобы выжить и заработать. Не знаешь , что лучше – голодный, но сумасшедший  Ильхом или сытый и спокойный… Но все равно, рано или поздно, вырастет поколение меценатов, которые только от того, что они являются  друзьями Ильхома, будут получать дивиденды. Эти дивиденды будут выражаться в доверии  и преданности своей целевой аудитории, которая обязательно, как минимум  на две трети, будет являться поклонницей театра Ильхом. Все взаимосвязано и новые молодые  маркетологи это  поймут очень быстро.

С днем рождения, Мастер! Удачи, процветания и здоровья Ильхому!

 

Возвращение Паоло Веронезе

Вполне возможно, что даже enfant terrible дома Романовых, Великий князь Николай Константинович не думал, что привез в Ташкент подлинного Веронезе из своей поездки по Италии в 1880 году. После смерти великого живописца Паоло Кальяри ( Веронезе) его братом и племянниками был образован семейный бизнес – художники рисовали картины под Веронезе и торговля шла весьма бойко. «Наследники Паоло» – подписывали они свои картины. Та картина, которую приобрел в свою коллекцию князь, не имела подписи, была обрезана несколько раз, – обрезана щедро, настолько, что была утрачена часть кисти Спасителя и часть композиции. По завещанию князь передал картину в полную собственность Туркестанскому университету, – собственно из-за богатой коллекции Романова и появился Музей Искусств Узбекистана.
Картина «Оплакивание Христа» висела на стене музея, как одно из старейших полотен, и никто всерьез не задумывался об авторстве. Может быть, и к лучшему, как сказала Айкумена в своей статье – это спасло ее от перепродажи. Сабир Рахметов сказал, что эта картина копировалась множество раз ташкентскими студентами, во время обучения, – они учились по ней писать. И никому даже в голову не приходило, что они стоят перед подлинником великого Паоло из Вероны, гения Возрождения, бунтаря и новатора.


Collapse )